Консалтинговая компания "Vitis"

 

Наш опыт работает на Вас

Главная

О компании

Новости

Деятельность

Публикации

Контакты

Звоните нам по телефону (063) 379-1363

Меню сайта
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Реклама


Градостроительная история Одессы 

часть 1

Основание и первые этапы градостроительной истории (1792—1861)

Местность, на которой расположена Одесса, имеет древнюю и интересную историю. В окрестностях города обнаружены следы жизни человека каменного века. В 1 тысячелетии до н. э. северо-западное Причерноморье населяли киммерийцы, скифы и сарматы. Наряду с кочевниками здесь также обитали оседлые племена, являющиеся далекими предками славян. Большое влияние па развитие их культуры оказала греческая колонизация. На месте нынешней Одессы существовала колония Истрианон. Начиная с IX в., причерноморские земли оказались у печенегов и половцев, поочередно вытеснявших друг друга. На короткое время в конце XIII в. в бухте обосновались генуэзцы, построившие пристань Джинестра, а затем литовцы, основавшие здесь поселение (в разные эпохи оно именовалось Качибей, Коцюбеев, Качукланов, Гаджибей, Хаджибей, Аджнбей), В XV в. Причерноморье вошло в состав Крымского ханства, а затем Оттоманской империи. После 1764 г. значение Хаджибея возросло. Здесь турки соорудили крепость Ени-Дунью. В те годы Россия боролась за возвращение своих исконных земель и выход к Черному морю. Успешной для русского оружия оказалась война 1787—1791 гг,, когда под руководством А. В. Суворова и Ф. Ф. Ушакова был одер­жан ряд блестящих побед. Глубокой ночью 14 сентября 1789 г. отрядом адмирала И. М.Дерибаса при активном участии украинских казаков был взят замок Ени-Дунья. Согласно Ясскому миру (1791 г.) к России отошли земли между реками Южный Буг и Днестр. Территория, занимаемая Хаджибеем, представляла собой возвышенное равнинное плато, которое в трех местах разрезано оврагами (балками) и их отрогами. Направление балок (названных позднее Карантинной, Военной и Водяной) почти перпендикулярно к берегу моря. Кроме общего незначительного уклона в сторону моря, рельеф более круто понижался по направлению к оврагам. Одна из карт того времени показывает, что никакого поселения уже не существовало и о недалеком прошлом напоминали только развалины турецкого замка, остатки жилых домов и несколько плодовых деревьев. 

Еще в конце 1791 г. на месте Хаджибея решили устроить поселок для матросов Средиземноморской флотилии. Его проект был составлен инж. Ф. П. Деволаном в 1792 г. Поселение должно было представлять собой компактное жилое образование с прямоугольно-сетчатой планировкой кварталов. В том же 1792 г. для защиты края от турок решили возвести так называемую Днестровскую линию кре­постей. Среди них важное место имела Хаджибеевская, которую спроектировал Ф. П. Деволан под наблюдением А. В. Суворова. Заложенная 10 июня 1793 г. она строилась под руководством капитана Кайзера и в конце того же года была закончена, а весной следующего 1794 г. в ней уже разместились войска. Звездообразная в плане, с пятью бастионами земляная крепость располагалась на возвышенном месте, над прибрежным обрывом. Она была сравнительно небольшой и занимала территорию около 20 га. Внутри валов вокруг площади возводились арсенал, провиантский магазин, казармы, инженерный дом с мастерскими, составившие своеобразный ансамбль. Намечалось реконструировать и бывший турецкий замок, окружив его земляными брустверами, рвами и гласисом. Рядом с ним проектировались адмиралтейские сооружения, В 1793 г. решался важный вопрос о месте главного порта края. Специальная комиссия под руководством И. М. Дерибаса, Ф. П. Деволана и А. И. Шостака обследовала черноморское побережье и показала преимущества Хаджибеевской бухты над Очаковским и Николаевским портами, В результате 27мая 1794 г. был издан указ об основании города Хаджибея, а также утвержден проект его планировки. Но последний явился лишь эскизом, из которого были использованы принципы структурного построения улиц и размеры кварталов. В том же 1794 г., когда началось заселение города, Ф. П. Деволан уточнил проект. В соответствии с этим планом под руководством И. М. Дерибаса и Ф. П. Деволана началось строительство. Работы велись активно, не прекращались даже в зимнее время. Строители спешили, намереваясь за пять лет создать город и порт с тремя гаванями. Возводились склады, военный госпиталь, административные здания, устраивались причальные линии. В результате в 1795 г. в порту швартовались корабли, положившие начало активной торговле города, названного Одессой.

Первые годы жизни города были нелегкими. Ему грозила участь жалкого захолустного местечка, какая постигла многие селения, громко названные в царствование Екатерины 11 городами. Но Одесса стала центром края, его гордостью. Причиной этого были благоприятные экономическая и политическая ситуации. Не имея конкурентов в Черноморско-Азовском бассейне, одесский порт для Европы и Ближнего Востока стал главным поставщиком хлеба. Из года в год стремительно увеличивались портовые обороты, развивался город, росло его население. В 1817 г. здесь насчитывалось 32 тыс. жителей, то есть в 10 раз больше по сравнению с 1797 г. Характерно, что на темпах прироста населения почти не отразилась постигшая Одессу в 1812 г. эпидемия чумы, во время которой вымерла пятая часть жителей. В том же 1812 г. после русско-турецкой войны граница отодвинулась от города, а из присоединенной Бессарабии в одесский порт хлынул хлеб и другие сельскохозяйственные продукты. С 1820 по 1861 г. Одесса стала городом европейского масштаба. Основой её экономического могущества по-прежнему являлась непрерывно растущая торговля. К хлебоэкспортным операциям, по которым одесский порт уверенно удерживал первенство в Европе, прибавился значительный объем импортного оборота, ибо в течение 40 лет с 1819 г. город обладал привилегиями порто-франко, то есть на его территории можно было без уплаты пошлины торговать иностранными товарами. Увеличивалось значение Одессы и как административного центра юга Украины. Здесь разместилась канцелярия Ново­российского и Бессарабского губернатора, пост которого занял крупный государственный деятель своего времени М. С. Воронцов. Ришельевский лицей, Институт благородных девиц, гимназии, театр, археологический музей, публичная библиотека, научные общества, газеты, книги местных издательств — вот далеко не полный перечень того, что поставило город на одно из первых мест в России в области культуры и просвещения. В результате действия всех факторов происходил быстрый рост населения. К 1861 г. в Одессе насчитывалось свыше 100 тыс. жителей.

С первых дней своего существования город застраивался под руководством инженеров и архитекторов. Так, после указа об его основании была учреждена Экспедиция строения гавани и города Хаджибея с купеческой пристанью. В ее состав входили инженеры Ф. П. Деволан, П. Харламов, Е. X. Ферстер. С 1795 г. сюда был направлен архит. М. И. Портарий, а проекты ряда зданий исполнял архит. В. В. Вапрезант. В 1798 г. во главе вновь организованного Комитета для строительства порта и города стал П. Харламов и начал работать архит. Ф. Фраполли. В начале XIX в. руководство застройкой Одессы перешло к Строительному комитету во главе с инж. Е. X. Ферстсром. 15 1810-х гг. здесь работали также архитекторы Д. Храполли, А. Дигбий. Ф. Шаль, инженеры Ю. В. Гаюн, К. И. Потье, Д. И. Круг. Для проектирования крупных зданий привлекались столичные зодчие Тома де Томон, А. А. Монферран. Во второй трети XIX в. в Одессе трудилось уже новое поколение архитекторов — И. С. Козлов. Ф. К. Боффо, Г. И. Торичелли, А. С. Шанин, Ф. В. Гонсиоровский, Ф. О. Моранди, Л. Ц. Оттон и др.

Сложной задачей при строительстве города являлось его снабжение строительным лесом. Он был привозным и стоил очень дорого. Кирпича производилось немного, его применяли в самых ответственных местах несущих стен и для кладки печей. В 1803 г. в Одессе действовало 3 небольших кирпичных завода, в 1835 г. их число увеличи­лось до 7. В качестве вяжущих употреблялись известь и глина. По обжигу известняка в 1803 г. работало 3 известковых завода, в 1839 г. количество печей возросло до 19. Краски, стекло, гвозди и другие материалы привозились на кораблях из-за рубежа. Крыши покрыва­лись черепицей. В 1835 г, около города имелось 6 черепичных заводов. Главным строительным материалом являлся камень-ракушечник, залегавший мощным пластом прямо под городом. Выработки этого камня велись на всей территории без ограничений. Поэтому вскоре под городом появился настоящий лабиринт подземных галерей — катакомб, запутанные ходы которых породили множество легенд.



Планировка города 

Планировка города является одним из высших достижений градостроительства эпохи классицизма. Ее автор инж. Ф. П. Деволан хороню использовал топографию местности, учел климатические условия, хозяйственный профиль города и создал выразительное в композиционном отношении планировочное построение. Жилая зона разместилась на возвышенном плато, порт — на низменной прибрежной полосе. Широкая долина Карантинной балки предназначалась для складов. Овраги использованы как спуски из города в порт. Такое разграничение жилой и производственной территорий в двух уровнях — явление очень прогрессивное. Используя территориальные резервы равнинного плато, планировку кварталов намечалось развить в сторону степи. Город поначалу проектировался громадных для того времени размеров — свыше 1000 га. Сетки кварталов сопрягались под углом 45°.

При решении вопросов расселения основное внимание уделялось национальным признакам жителей. Выходцы из стран Западной Европы, греки, армяне должны были расселиться в разных частях города вокруг площадей с церквями. Главное положение предназначалось Соборной площади с русской церковью. Однако общественный центр отсутствовал, так как наиболее удобные для него раскрытые к морю территории занимались эспланадами и производственными сооружениями. Зато был намечен торговый центр. Он разместился по оси Военной балки в виде широкого застроенного торговыми рядами проспекта, подводившего к просторной квадратной площади.

В 1803 г. был утвержден представленный инж. Е. X, Форстером план Одессы, в основе которого лежали предложения Ф. П. Деволана. Важное значение и формировании общественного центра имело строительство театра в прибрежном районе. Архит. Ф. Фраполли в 1808 г. сделал попытку организовать пространство вокруг театра — улицы Ришельевская и Екатерининская и продолжались до обрыва, вдоль которого намечался узкий бульвар, предусматривались полукруглая и прямоугольная площади.

Согласно плану 1811 г., составленному инж. Е. X. Ферстером, жилая зона уменьшилась и приобрела другую форму. Ибо вдоль карантинного рва, прорытого еще в 1799 г. и слегка спрямленного в 1803 г., были сооружены так называемые оборонительные казармы. Из планировочных замыслов исчезли многие улицы, площади и кварталы.

В восточной части Одессы казармы строили за ул. Новорыбной (ныне ул. Пантелеймоновская) и планировка здесь не изменилась. Зато в слабо освоенной западной части, где линия рва пересекала город без учета его перспективного развития, направления прилегающих улиц, размеры и форма кварталов стали иными. Это зафиксирована во многих чертежах, в том числе и в плане 1814 г.

Территориальное расширение Одессы после 1811 г. стало возможным за счет предместий. Еще при основании города возникла Пересыпь. В виде села с двумя десятками домов на плане 1814 г. изображена Молдаванка. Но за 4—5 лет она превратилась в большое предместье и в 1819 г. отделялась от города только эспланадой, свободной от застройки по фортификационным соображениям. Направление улиц обуславливалось прокладкой путей к колодцам в Водяной балке, трассами дорог в Овидиополь, Тирасполь и Дальник. Кварталы здесь были крупными, так как многие жители занимались огородничеством.

В 1820-е гг., утратив военно-оборонительное значение, Одесса получила возможность более свободного развития. Появились новые предместья. К юго-западу от Молдаванки образовались Ближние и Дальние Мельницы с прямоугольными сетками кварталов. Они возникли возле стоявших здесь группами мельниц. В конце 1820-х гг. к западу от города между Водяной и Кривой балками воз­никло предместье Слободка-Романовка. Его территория разбивалась на мелкие удлиненные кварталы и имела перекрестно-рядовую планировку. Быстро развивалось предместье Пересыпь. Вначале застраивались кварталы около города, затем осваивались более удаленные участки вдоль побережья по оси ул. Московской, которая из-за кривой линии берега прокладывалась с изломами. Менялось и предместье Молдаванка. Оно вплотную приблизилось к центральной части города. Кроме того, предместье расширялось в западном и южном направлениях, упорядочивалась его уличная сеть, благо­устраивалась кольцевая магистраль — ул. Балковская.

Особое развитие получила центральная часть города, которая быстро застраивалась, и осваивались кварталы, прилегавшие к оборонительным казармам. Вредные в санитарном отношении мясобойни и салотопенные заводы вынесли к развилке Люстдорфской и Большефонтанской дорог. На пл. Новобазарной выросли 2-этажные лавки с колонными галереями. В общегородском торговом центре главной стала пл. Старобазарная, застроенная монументаль­ными зданиями. Широкий просп. Александровский связывал три площади и образовывалась впечатляющая пространственная анфилада. Возросшее политическое и экономическое значение Одессы, ее роль южного «окна в Европу» потребовали создания административно-культурного центра. Важное значение прибрежного участка понял еще архит. Ф. Фраполли, по в его проекте не учитывались особенности рельефа и содержание застройки. Поэтому в 1819 г. архит. Ф. Шаль разработал новый проект, который в 1820 г. при содействии инж. К. И. Потье был утвержден. Теперь основное значение получил открытый к морю широкий бульвар с полукруглой площадью посредине, на которую, изменив свое направление, выходила ул. Екатерининская. В 1823 г. проект был скорректирован в связи со строительством на одном торце бульвара дворца Воронцова. Вскоре полукруглую площадь застроили монументальными зданиями, одно из которых предназначалось для присутственных мест, а на самой площади установили памятник Ришелье. Центральную ось бульвара также под­черкнули гигантской лестницей, ведущей к набережной. На другом конце бульвара возвели биржу. В результате, обладая развитым центром, фланкируемый по сторонам крупными сооружениями, бульвар получил композиционную завершенность и превратился в парадное лицо Одессы со стороны моря.

В 1840-х гг. изменился облик пл. Театральной. Вокруг нее построили крупные здания, среди которых выделялся дом градоначальника. Восточная часть площади была застроена торговыми корпусами Пале-Рояля. Перед театром соорудили здание Английского клуба, еще ниже — Музей истории и древностей. Таким образом, возникла сложная система связанных и ритмически переливающихся пространств бульвара, площадей Биржевой (ныне пл. Коммуны) и Театральной. Наибольшее развитие получил прием периметральной застройки участков. Увеличивалась этажность застройки. . Если в 1820 — 1830-е гг. в центральных кварталах возводили 2-этажные дома, то в следующем двадцатилетии высота зданий возросла до 3 — 4 этажей. Рос объем строительства. Так, в 1835 г. город насчитывал 4539 жилых домов, из них 2- и 3-этажных было 463, а в следующем 1836 г. количество последних увеличилось па 261. Наблюдалась неравномерность застройки районов. Например, в 1838 г. центральная часть города состояла из 5067 каменных домов, где свыше 800 были 2- и 3-этажными, а значительно более крупные по площади Молдаванка и Пересыпь имели всего 3305 зданий, из них только 30 2-этажных.


Жилая застройка

В первый период существования Одессы в планировке и облике жилых домов встречались итальянские, армянские и крымско-татарские приемы. Свидетельством является дом в пер. Красном, 6. Это 3-этажное строение, обращенное торцом к улице. Вдоль верхнего этажа на узорных кронштейнах повисла деревянная галерея, лестница — наружная. Покрытая ранее красной черепицей крыша была невысокой. Но политика строительного контроля и регламентации, которую в это время проводило правительство, не давала возможности для дальнейшего развития национальных тенденций в архитектуре. Господствующим стилем являлся классицизм. В конце XVIII в. первые жилые дома в центральных кварталах были 1 -этажные в 3 — 5 окон на главном фасаде. В дальнейшем 1 - 2-этажными особняками мелких ремесленников, небогатых купцов и мещан застраивались преимущественно окраины и предместья. Планировка этих домов не отличалась разнообразием, что обуславливалось привычными для строителей габаритами строений и однообразным бытовым укладом жителей. Кроме наружных, здание имело одну внутреннюю продольную и ряд поперечных стен. Причем продольная стена располагалась таким образом, что помещения со стороны улицы были заметно шире, чем подчеркивалось их парадное значение. Вход обычно размещался со стороны двора, здесь же устраивались и сени. В более крупных домах выделение средней оси фасада соответствовало местоположению самого парадного помещения. Архи­тектура фасадов многих домов выполнялась в основном по «образцовым» проектам 1809—1812 гг.

Крупные купцы и помещики строили дворцы усадебного типа. Ярким примером такого строительства является здание на ул. Софийской, 5 (ныне ул. Короленко), возведенное в 1810-х гг. В конце XIX в. оно стало собственностью города и с тех пор здесь находится музей с богатой коллекцией произведений русских и украинских художников. Перед нами типичная дворянская усадьба. Корпус в два этажа отодвинулся от улицы в глубину участка, крылья служб полукругом охватывают парадный двор, огражденный великолепной по рисунку чугунной решеткой. За домом располагался обширный сад, когда-то спускавшийся до самого моря. Архитектура дворца отлича­ется тонко найденными пропорциями, а яркая окраска стен делает очень выразительными белые узорные детали и сочную лепнину. Прекрасно выполнен шести колонный портик, выплывающий из массива здания.

Внутренние помещения имеют анфиладную планировку. Парадные залы с изысканной отделкой расположились па первом этаже. Пышностью и блеском сверкает центральный зал с его паркетным полом и обилием растительного орнамента на потолке, то сплетающего сложные узоры гирлянд, то сворачивающегося а круглые венки. Лестница, ведущая в жилые покои второго этажа, как бы спряталась в угол здания. Романтичен и загадочен подземный ход под дворцом. С ним связано множество таинственных преданий. Большой загадкой остается имя автора здания. Анализируя стилистические особенности, можно лишь предположить, что им был польский зодчий. В тот же период в пер. Красном появились первые доходные дома с квартирами для сдачи в аренду. Они сохранились на протяжении почти целого квартала с № 18 до 30. Внутри каждого дома устроены крошечные дворики площадью 8—10 кв. м. Они обнесены открытыми деревянными галереями и лестницами, пленяют своей красотой и особым южным колоритом.

Строительство доходных домов заметно увеличилось в 1820-е гг. Вскоре они стали основным типом в застройке центральной части города. В отличие от особняков, доходные дома занимали фронт красной линии, а нередко и весь периметр участка. В средней части лицевых корпусов, обращенных к улице, устраивались проезды во двор. Во фланкирующих стенах появлялись нищи, филенки, картуши, сами стены иногда расписывались и часто расчленялись пилястрами, полуколоннами, потолок решался в виде свода.

Ядром, средоточием всей общественной жизни жильцов дома являлся двор. Именно в его сторону обращались входные двери квартир, которые защищались от солнца и ветра, от дождя и снега открытыми галереями. Эти широкие галереи, будучи сезонной жилой площадью, в то же время позволяли варьировать состав и количество квартир без каких-либо серьезных переделок конструкций здания. Галереи были разнообразными по форме и размерам: каменными или деревянными, колонными или арочными, с массивными балюстрадами или с легкими ограждающими решетками. Обвитые коврами вьющейся зелени, прорезанные косыми линиями лестничных маршей, обрамляя дворовые фасады как лицевого корпуса, так и флигелей, они составляли очень поэтичную и впечатляющую композицию. Поверхность двора обычно покрывали твердыми сортами местного ракушечника, так называемого дикаря, укладывавшегося вверх своими торцевыми гранями. Это весьма несовершенное замощение дополнялось темно-синими дорожками из квадратных плит вулканической породы, которые привозились в одесский порт в качестве балласта торговыми кораблями. Кроме того, двор засаживали деревьями, преимущественно белой акацией. Водопровода еще не существовало, рыть колодцы было безнадежно из-за низкого уровня залегании водоносных слоев. Поэтому распространилась известная еще в древние времена форма накопления и хранения воды в цистернах. Так назывались большие подземные резервуары, дно, бока и своды которых выкладывались из кирпича или прочного камня и тщательно оштукатуривались. Дождевая и талая вода стекала с односкатных крыш по водосточным трубам и при помощи подземных лотков наполняла цистерну. А над ней устраивалось небольшое кувшинообразное мраморное ограждение и металлическая узорная станина для вертела, поднимающего ведра.

Немало доходных домов отличалось выразительным внешним обликом. Среди них можно отметить здание на ул. Пушкинской, 13, которое было построено в 1821 г. Оно ценно и как место пребывания великого А. С. Пушкина, жившего в Одессе в 1823—1824 гг. Мерный ритм поэтажных членений, слегка выступающие ризалиты, пологая арка проезда — все дышит спокойствием и уютом. Немногочисленный декор слегка оттеняется белым цветом на фоне желтой стены. Выразителен облик дома на ул. Ланжероновской 3. Здесь выделен центральный объем, возвышающийся над боковыми крыльями. Его средняя ось подчеркнута проездной аркой ворот и глубокой трехарочной лоджией, которая напоминает архитектурные образы Италии. Со стороны двора ранее была устроена эффектная галерея, поддерживаемая спаренными колоннами тосканского ордера.

С середины 1830-х гг. увеличилась этажность доходных домов и изменилась их архитектура. Канонические формы классицизма и ампира превращались в набор декоративных элементов. Нередко можно увидеть и избыточность декора, свидетельством чего являются многие дома, построенные по проектам архит. К. О. Даллаква, в частности здание на углу просп. Александровского и ул. Троицкой. И даже такие видные мастера, каким был Ф. К. Боффо, оказались не в состоянии возродить былую жизненность форм классики. Это подтверждает архитектура собственного дома зодчего в пер. Театральном, где ради монументальности портала значительно увеличена высота проезда. Изменение стилевой направленности было повсеместным, в связи с чем в 1840 и 1843—1847 гг. правительство выпустило новые серии типовых проектов. Примером их применения в Одессе может быть выстроенный в 1845 г. архит. И. С. Козловым дом на ул. Ямской , 66. Трактовка этого здания как античного храма производит крайне странное впечатление.

Интереснее выглядели доходные дома, разработанные по индивидуальным проектам в формах ренессанса, свидетельством чего является здание на ул. Полицейской, 19, построенное в 1849 г. архит. И. С. Козловым. В том же 1849 г. по проекту архит. Ф. О. Моранди в стиле ренессанса был возведен дом на ул. Пушкинской, 19. Ритм арочных окон между рустами первого этажа, коринфские пилястры в простенках второго, изящная орнаментика фриза, четкая прорисовка карниза и балюстрады — все создавало впечатление гармонии.

В 1820-е гг. происходят также изменения в строительстве особняков. Они нередко сооружались в традиционной форме в глубине участка с парадным двором перед главным корпусом. Примером может быть дворец Толстого у Сабанеева моста, возведенный в 1830 г. в сдержанных формах ампира. Полуротонда его заднего фасада обращена к саду, который отделялся от переулка оградой на высоком цоколе. Однако недостаток земельных площадей в центральных кварталах приводит к тому, что постепенно парадный двор исчезает из дворцового строительства. Большинство особняков теперь возводится прямо на красных линиях. Показательным в этом отношении является дом на пл. Тираспольской, построенный в 1834 г. архит. Г. И. Торичелли. Здесь залы запроектированы в виде анфилад, а со стороны двора устроена полуротонда с колоннами. Приземистый цоколь расчерчен рустом, парадность второго этажа подчеркнута богатством пластических форм, разнообразием лепного убранства.

Одним из самых ярких памятников архитектуры Одессы является дворец Воронцова. Он разместился на том месте, где когда-то был турецкий замок, на высокой круче над обрывами, гордо открытый солнечным лучам и соленым морским ветрам. Несмотря на расположение в парадной части города, дворцовая усадьба оказалась замкнутой и обособленной. От общественного бульвара она отгоражи­валась массивной решеткой, к тому же главный корпус «повернулся» к бульвару не фасадной плоскостью, а углом.


Автором проекта и.строителем дворца был архит. Ф. К. Боффо. Главный корпус соорудили в 1824 —1827 гг. и уже к 1828 г. здесь устраивались празднества. Весь комплекс усадьбы был завершен в 1829 г. Его доминантой являлось здание дворца, имеющее компактный, почти кубический объем.

Рассматриваемые с близких расстояний западный и южный фасады решены камерно. Северный и восточный видны с низкого берега моря, и их образы монументально приподняты. Интерьер здания гораздо мягче и лиричнее. Так, жилые комнаты второго этажа оформлены относительно скромно, а ведущая туда лестница словно спряталась в середине дома. Парадными являлись залы первого этажа, где раскрывались короткие анфилады. Здесь все сверкало богатством и роскошью: узорный паркет полов, расписные потолки, мраморные камины, хрустальные люстры, инкрустированные двери и мебель. С запада под прямым углом к дворцу когда-то примыкал узкий 2-этажный «орловский флигель». Его фасады решались в соответствии с архитектурой дворца, но немного проще и спокойнее. На плоскости «орловского флигеля» читался легкий бельведер. Сейчас флигеля нет, и колоннада бельведера, эффектно поставленная на высокий ступенчатый цоколь на самом краю обрыва, хорошо видна отовсюду. Десять пар колонн тосканского ордера образуют в плане легкую дугу. Этот пластический поворот придает колоннаде оттенок теплоты и лиричности, сочетающийся с суровым мужеством лаконичных форм. К «орловскому флигелю» примыкала низкая стена хозяйственного здания. Замыкая внутренний двор, она масштабно оттеняла величину дворца. Ее приземистость подчеркивали дориче­ский антаблемент и выразительный рисунок рустов. Интересен по замыслу также конюшенный корпус, выгнутый дугой в глубь двора усадьбы. На фоне его рустованных стен выделяется портик. В ансамбль бульвара также входит бывший дворец Шидловского (бульв. Приморский, 9), построенный в 1830 г. архит. Ф. К. Боффо. В соответствии с градостроительными требованиями главный корпус был вынесен на красную линию и парадный двор оказался за зданием. Влияние ренессанса, в частности известного палаццо Фарнезе в Риме, сказалось на трактовке главного фасада. Он подчеркнуто монументален. С обеих сторон первый этаж украшен величественными арочными порталами. Парадная лестница сверкает белым мрамором, бронзой и зеркалами. Залы второго этажа восхищают своим великолепием и затейливой лепниной, в ритмах которой проявляются черты рококо. Отделка была выполнена в середине XIX в.

В конце 1830-х гг. небольшие дома на окраинах начали перегружать лепным декором и ордерными элементами, а особняки возводить в формах романского и готического стилей. Примером является так называемый Шахский дворец, возведенный в 1852 г. архит. Ф. В. Гонсиоровским в начале ул. Гоголя. Разместившись над крутым обрывом, здание хорошо обозримо с морского побережья. От дворца к ул. Приморской сбегает неширокая лестница. Когда поднимаешься по ее ступеням, здание медленно выплывает из густой растительности над кромкой обрыва, как на киноленте. Сначала появляются зубцы верхов башен, затем сами башни и мощные стены и, наконец, величаво открывается весь 2-этажный массив, окруженный развесистыми акациями и пирамидальными тополями. Двор спрятался за стенами основного здания и двух примыкающих к нему корпусов, словно в каменный мешок. Раньше в него входили со стороны ул. Гоголя, где возвышались монументальные ворота с калиткой в виде подъемного крепостного мостика. Это здание напоминает старинные английские замки. Объемы в два этажа теснятся друг к другу, восьмигранные башни и декоративные шпили вырываются вверх, и прямоугольные проемы чередуются со стрельчатыми. Здесь и мощные контрфорсы, и ритм прямых зубцов па парапетах.

Во дворце на ул. Пушкинской, 9 (1857 г., архит. Л. Ц. Оттон) применены формы французского барокко. Отличительной особенностью здания являлось то, что часть его предназначалась для сдачи в аренду и со стороны ул. Греческой имелся въезд во двор. Угол здания срезан и обогащен эркером, который поддерживается кронштейном в виде грациозно прорисованной корзины. Строго симметричные фасады не лишены легкости. Это достигнуто двухъярусным применением коринфского ордера, удлиненными оконными проемами с изысканными лепными украшениями, сочным декором фронтонов, бегущим орнаментом фриза, фигурными металлическими балконами и козырьком над входом.


План дворца необычен из-за криволинейных форм помещений. Так, овальному салону в угловой части здания отвечали два зала со скругленными углами, служившие переходом к анфиладам других апартаментов. Все это являло собой мастерское подражание французской архитектуре, Но в построении плана сказались и традиции Одессы. Главный корпус со стороны ул. Пушкинской расширен в полтора раза и вместо одной устроены две внутренние продольные стены. Этот планировочный мотив несомненно навеян галерейкой композицией жилого дома. Именно как забранную галерею нужно рассматривать неширокие залы со стороны двора, что подтверждают и ордерные аркады их фасадов. В результате средние помещения получили мало света, зато стало возможным создать великолепную многомаршевую лестницу, ведущую из роскошного вестибюля на второй этаж, залы которого поражают великолепием узорных паркетных полов, изысканностью плафонов и пышной орнаментикой стен, решенной в нежной гамме серебристо-зеленоватых тонов.

Продолжение

  Нравится

Детальную информацию и консультацию можно получить по тел. (063) 379-1363
Мы можем оценить ВСЁ!

 
Copyright vitis-ocenka © 2008 - 2022
 
http://bibiggon.com/

оценка программ,оценка стоимости программ, оценка стоимости по,оценка стоимости сайта, оценка эффективности, методы оценки, оценка предприятия, оценка 2010, критерии оценки, оценка качества, оценка стоимости, оценка деятельности, финансовая оценка, экономическая оценка, оценка рисков, оценка риска, система оценки, оценка проекта, оценка недвижимости, оценка, vitis-ocenka, vitis-ocenka vinifera, виноград vitis-ocenka, vaccinium vitis-ocenka idaea, blanco vitis-ocenka,