Консалтинговая компания "Vitis"

 

Наш опыт работает на Вас

Главная

О компании

Новости

Деятельность

Публикации

Контакты

Звоните нам по телефону (063) 379-1363

Меню сайта
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Категория
Аналитика
Обучение
Недвижимость
Земля
Общие вопросы оценки
Оценка судов
оценка месторождений
Финансовый анализ
Законодательство
Оценка НМА
Реклама


Главная » Статьи » Оценка » Оценка судов

Определение рисков при эксплуатации судов
1. Определение понятия «риск»


Среди проблем безопасности мореплавания большой интерес в теоретическом и прикладном плане представляет проблема риска. «Термин "риск” – один из самых характерных в словаре моряка, – писал Ричард А. Кейхилл [1]. – С его помощью он зарабатывает на жизнь».

Аналогичное мнение высказано в статье А. Борисова [2]:
«Эффективная эксплуатация судна без риска невозможна. Риск нельзя разрешить или запретить. Не рискуя, нельзя ошвартоваться в море к другому судну, а, следовательно, и выполнить поставленную задачу. Каждое судно рисует, проходя по рейду между судами в свежую погоду. Попытка следовать в порт за ледоколом или впередиидущим судном при сжатии на безопасном расстоянии – в смысле его возможной остановки – обречена, как правило, на неудачу. Скорость, соответствующая скорости потока судов (например, на Эльбе), безопаснее медленного плавания при многочисленных обгонах другими судами, хотя такая "общая” скорость и не соответствует представлению о "классической” безопасной скорости».
Но, с другой стороны, многочисленны ссылки на неразработанность или недостаточную разработанность проблемы риска – как в целом, так и в приложении к задачам мореплавания:
«Что… касается специальных словарей: морских, военных, экономических, то понятия "риск” вы там не найдете. Не существует (точнее, почти не существует) и книг, целиком посвященных проблеме риска. Все это… довольно странно, если учесть, что ежедневно приходится рисковать десяткам и даже сотням тысяч людей» [3];

«Детальную разработку категории риска в мореплавании еще предстоит выполнить» [4].

В.Ф. Сидорченко [5] вообще утверждал, что «общее определение морского риска дать практически невозможно».

Толковый словарь русского языка [6] фиксирует два значения слова «риск»: первое – «возможная опасность чего-либо» и второе – «действие наудачу, требующее сметливости, бесстрашия, в надежде на счастливый исход».

Во многих случаях термины «риск» и «опасность», по сути, отождествляются:
«Безопасность полетов буквально означает отсутствие опасности (риска) в полете» [7];
«Риск – это вероятность наступления опасного события» [8];
«Иногда рискованным считают любое действие, сопряженное с опасностью. Риск в этом случае определяется как вероятность того, что осуществление некоторого действия повлечет за собой неблагоприятные последствия для субъекта» [9];

«Риск может быть определен как математическое ожидание ущерба или, иными словами, это есть цена (последствие) аварии, умноженная на вероятность ее появления» [10].

Военно-морской словарь [11] определяет риск как возможную опасность неудачи предпринимаемого действия, а также как действия, связанные с опасностью для стороны, их осуществляющей.

Однако больший интерес представляет проблема риска во втором значении этого слова, и здесь словарное определение оказывается недостаточно полным и точным. Немецкие исследователи в области безопасности мореплавания Ф. Эльхлепп и Г. Ширдеван [12], утверждающие, что мореплавание рискованно по своей сути, считают необходимым указать на различие между риском и опасностью. Опасности могут появляться в различных ситуациях, причем не каждая из них – ситуация риска.

М.А. Котик и А.М. Емельянов [13] считают, что определение риска как «действия в надежде на счастливый исход» отражает только необходимое условие. Под это определение подпадают подпадают также случаи, которые никак нельзя назвать рискованными (например, когда человек «сел у моря и ждет погоды»). Из него следует, что в рискованном действии возможен исход, который не является счастливым, т.е. имеется вероятность нелучшего исхода: «однако, если при неудачном исходе возникнет ситуация не хуже той, которая была бы без совершения действия, то и в такой трактовке подобное действие нельзя назвать опасным и потому рискованным». Авторы предлагают понимать риск как действие наудачу в условиях возможной опасности в надежде на счастливый исход.

Аналогичного мнения придерживается Ю.Л. Рысс [14], который называет рискованными такие действия в опасных ситуациях, исход которых нельзя полностью предугадать заранее и которые могут привести не к уменьшению опасности для корабля, а, наоборот, к ее увеличению.

Задачи, содержащие риск, обстоятельно рассматриваются Ю. Козелецким [15]. Он предлагает следующую трактовку этого понятия:

«Рискованная задача, согласно обиходному пониманию этого выражения, это ситуация, в которой имеется неопределенность относительно результата, который будет получен. Решающий задачу неспособен однозначно предвидеть, добьется он успеха или нет, выиграет определенную сумму или проиграет ее. Вероятен любой исход.

…Наиболее характерная черта рискованных задач – наличие неопределенности, то есть того, что исходы, которые будут получены лицом, принимающим решение, зависят от событий, которые невозможно предвидеть с полной определенностью. Выбирая альтернативы, решающий задачу рискует, поскольку имеется определенная вероятность того, что его выбор приведет к невыгодному исходу, то есть проигрышу».

В.А. Абчук определяет риск как образ действий в условиях неопределенности, ведущий, в конечном результате, к преобладанию успеха над неудачей. «В таком понимании риск – это не безрассудный поступок отчаявшегося, не из ряда вон выходящее действие, а нормальная линия поведения в условиях, когда обстановка неопределенна».

Опираясь на указанные определения, можно попытаться определить признаки понятия «риск» в его «втором» значении:
1. Рискованное действие – действие целеустремленное. Риски связаны с сознательной, целенаправленной деятельностью субъекта риска;
2. Риск опирается на возможность выбора из различных вариантов решения. Где нет выбора, там нет и риска;
3. Риск связан с неопределенностью ситуации, не позволяющей оценить с уверенностью уровень успеха или неуспеха;
4. Исход рискованного действия связан с той или иной функцией успеха (или неуспеха), которая не обязательно представляет собой физическую пользу (или опасность) для субъекта риска. В широком смысле исход рискованного действия – достижение или недостижение поставленной цели при пользе или ущербе, выраженных в ценностных категориях функции успеха («счастливый исход» в том понимании счастья, которое обусловлено поставленной целью);
5. Особенно существенное обстоятельство для определения понятия «риск» представляет собой правило выбора решения – «действие наудачу». Принимая решение, субъект риска в той или иной степени полагается на волю случая, на «везение», которое может сопутствовать ему, а может и не сопутствовать.
Суммируя приведенные признаки, сформулируем определение понятия «риск» в его «втором» значении: риск – это осознанно предпринятое действие «наудачу» при наличии возможной опасности в условиях неопределенности в надежде на счастливый исход, выбранное из нескольких вариантов для достижения цели.

Решение в условиях риска связано с понятиями объективной и субъективной вероятности. Ю. Козелецкий определяет объективную вероятность как вероятность в ее частотной интерпретацией, т.е. как «число, около которого колеблется частота наступления какого-либо события при увеличении количества испытаний до бесконечности». Субъективная вероятность опре[16] деляется степенью убежденности или уверенности реальных людей в том, что определенные гипотезы о состоянии дел (условиях) окажутся верными. Субъективная вероятность присутствует во всех ситуациях принятия решений в условиях риска: как в тех, в которых объективная вероятность известна или может быть определена, так и в тех, в которых какая-либо информация о ней отсутствует (случай полной, или тотальной неопределенности).
2. Неопределенность как условие появления ситуации риска


Остановимся более подробно на смысле и содержании понятия "неопределенность" как исходной категории, на которую опирается проблема риска.

Е.С. Вентцель [16] рассматривает природу неопределенности с позиций «статистического» подхода и в этом плане выделяет три ее вида: а) неопределенность, обусловленная случайными факторами, представляющими собой случайные величины, статистические характеристики которых известны или могут быт получены к нужному сроку; б) неопределенности ,возникающие в случаях, когда распределение вероятностей в принципе существует, но к моменту решения не может быть получено; в) когда у неопределенных факторов вообще не существует вероятностных характеристик и они в принципе не могут быть получены из статистических данных.

В.А. Абчук трактует природу неопределенности с позиций причинности соответствующих факторов: а) неполнота, недостаточность наших знаний об окружающем мире; б) случайность; в) противодействие (несовпадение интересов сторон).

С точки зрения личности, принимающей рискованное решение, могут быть названы два источника неопределенности: а) отсутствие или неполнота информации о влияющих факторах; б) неустойчивость влияющих факторов, непрогнозируемость (непредсказуемость) их проявлений. Что же касается противодействия (а равно и содействия), то оно как таковое необязательно представляет собой источник неопределенности, но может усиливать (или ослаблять) неопределенности, отнесенные здесь к видам «а» и «б».
По причинам возникновения различают неопределенность собственную, обусловленную внутренними свойствами исследуемого объекта, и внешнюю, или информационную, вызванную объективными и субъективными причинами, действующими при получении, переработке и преобразовании информации. Так, неопределенность в знании погодных условий, вызванная их быстрым изменением в районе плавания, – собственная, а неопределенность, обусловленная невозможностью передачи данных о погоде, – информационная [17].

По Ю. Козелецкому, одним из источников неопределенности являются случайности, которые находятся в окружающей среде и на которые человек не может воздействовать (задачи со случайной неопределенностью). Другим источником является деятельность человека: успех или неудача зависят от знаний и квалификации того, кто решает задачу. Задачи с неопределенностью такого рода названы квалификативными. В реальных жизненных ситуациях эти задачи редко встречаются в чистом виде. Например, вероятность избежать столкновения с другим судном при плавании в тумане зависит как от факторов случайного характера (густота тумана, интенсивность судоходства, соблюдение МППСС-72 другими судами) – задача со случайной неопределенностью, так и от организации наблюдения на своем судне, знания и соблюдения МППСС-72, навыков решения задач на расхождение на маневренном планшете, умения использовать САРП и т.п. – квалификативная задача.
3. Субъективные аспекты риска


Если неопределенность является предпосылкой к появлению ситуации риска, то необходимым условием ее реализации является человеческий фактор.

Вообще рискованное предприятие является комбинацией двух начал: объективного (неопределенность ситуации) и субъективного (сознательное действие наудачу).

Субъективная сторона риска появляется в его психологических аспектах и охватывает его субъективную оценку (в чем заключается риск с точки зрения субъекта и какова его степень) и принятие риска (выбор субъектом действий с той или иной степенью риска).

Субъективная оценка риска требует, прежде всего, соответствующего уровня профессиональных знаний; их отсутствие или недостаточность приводит к неадекватной оценке ситуации. Другая сторона риска – мотивационная. Она определяется степенью опасности (ущерба, утраты) при неудачном исходе рискованного действия и значимостью выигрыша при удачном исходе, а также предполагаемыми вероятностям удачных и неудачных исходов.

По А.М. Емельянову и М.А. Котику, риск может быть мотивированным и немотивированным, умышленным и неумышленным, реальным и мнимым и пр. Мнимый риск воплощает расхождение между отражением ситуации в сознании субъекта и фактическим положением вещей. Мотивированный риск отличается от немотивированного тем, что в первом случае в субъективном отражении ситуации в сознании присутствует ожидаемое от поступка положительное подкрепление из внешнего мира на субъекта, а во втором оно отсутствует.

По С.А. Маничеву [18], «мотивированный риск подразделяется на оправданный и неоправданный. Рискованное действие оправдано в том случае, когда оно направлено на достижение общественно-значимой цели, причем величина и вероятность благоприятных последствий превышают соответствующие показатели неблагоприятных последствий… Риск как сознательный акт проявляется в двух основных формах: в снижении уровня самоконтроля, т.е. в уменьшении удельного веса ориентировочных и контрольных операций, и в виде нарушений, т.е. предпочтении опасных способов действий хорошо известным безопасным… Существуют, однако… системы, в которых опасность для работающих практически невозможно исключить полностью. В таких системах наряду с двумя упомянутыми выше возможна еще одна форма риска, когда… приходится выбирать не между опасным и безопасным действиями, а делать выбор одного из альтернативных опасных действий, имеющих различные по вероятности и тяжести последствий исходы».
Представляется, что в приведенной трактовке смешаны два разных аспекта рискованных действий. Первый из них касается ситуации, в которой принимаются решения (наличие альтернативных исходов), а второй – субъективно избранных способов разрешения ситуации. Что касается ситуации, то можно сослаться на приведенное Ю.Л. Рыссом высказывание: «Риск может быть оправдан обстановкой, в которой на него идут, а не результатом, так как рискованное решение это во всех случаях такое, исход которого полностью не ясен».

Вторая сторона касается оправданности или неоправданности рискованного решения. Независимо от сложившейся ситуации, предпочтение опасных способов действий безопасным и снижение уровня самоконтроля представляют собой неоправданный, безответственный риск.

Вот его показательные примеры.

В ночь с 27 на 28 февраля 1967 г. на РТМ «Тукан», следовавшем в Северном море на промысел, было обнаружено поступление воды внутрь корпуса. В 03 ч 00 мин воды в рыбцехе было уже по пояс, и она продолжала прибывать. В 04 ч 00 мин ветер усилился до 9 баллов, волнение моря – до 5 баллов. Судно плохо управлялось, увеличивался крен на левый борт. В 04 ч 10 мин, когда крен достиг 10о, капитан отказался от помощи плавбазы, с которой разошлись на встречных курсах. Результаты такого рискованного решения были трагическими. Спустя всего 25 мин крен судна превысил 35о, а дифферент на корму – 15о. Был подан сигнал бедствия, но помощь уже не могла подойти своевременно; в 04 ч 55 мин судно ушло под воду. Из 77 членов экипажа 57 человек погибли.

ПТР «Сисафико-02» утром 8 января 1996 г. снялся из порта Корсаков в Холмск – на базу ремонта. На подходе к мысу Крильон погода резко ухудшилась. Капитан принял решение укрыться в бухте Морж, где судно оставалось до конца суток 10 января. К этому времени ветер изменил направление и усилился; для укрытия от него капитан решил следовать в район мыса Кузнецова. Когда судно прибыло к этому месту, погода улучшилась, и капитан посчитал, что ветер и волнение моря позволяют следовать до Холмска. Он пренебрег предупреждением руководителя флота о том, что циклон остановился и наблюдаемое улучшение погоды – явление временное; не принял во внимание, что по прогнозу ожидается сильный ветер западных румбов, при которых заход в порт Холмск невозможен. Кроме того, капитан СТР «Камский» сообщил о неблагоприятных условиях погоды по пути следования «Сисафико-02» – не для судов такого типа, но капитан ПТР пренебрег и этой информацией, как и рекомендацией вернуться в укрытие. Примерно через час пути при усиливающемся ветре и волнении судно резко накренилось, а при очередном накате волны легло на правый борт и не выпрямилось. Через несколько минут судно опрокинулось.

К.О. Дубравин [19] предлагает четко различать риск обоснованный, который оценивается как неотъемлемое право командира, и риск необоснованный, являющийся элементом авантюризма. «Главное их отличие… состоит в том, что обоснованный риск можно рассматривать как необходимость действия в условиях объективной (доказанной, обоснованной) неопределенности, свойственной данной ситуации. Необоснованный риск – это результат нежелания или субъективного неумения расчетным путем снизить эту неопределенность».

Ф. Эльхлепп и Г. Ширдеван выделяют следующие общие признаки оправданного риска в мореплавании и морском рыболовстве:

1. Риск должен служить выполнению задачи, которая поставлена перед судном в форме рейсового задания. Рискованная деятельность не должна служить удовлетворению личных интересов.

Если, например, капитан решил со своим полностью загруженным судном зайти в район, изобилующий мелями и подводными рифами, чтобы находящиеся в составе экипажа любители-аквалангисты получили возможность поучаствовать в экзотической подводной охоте, то подобный риск не служит поставленной перед судном задаче.

2. Необходимо сознательно стремиться к успеху в смысле общественных выгод, причем, как правило, успех должен быть значительно более вероятен, чем неудача. Понятие «значительно», конечно, не всегда может быть четко выражено в процентах. Но все-таки в мореплавании справедливо требование высоких шансов на успех, поскольку в нем наряду с большими материальными ценностями почти всегда подвергаются опасностям человеческие жизни.

В качестве примера рассматривается ведение промысла во льду как сознательно предпринятый риск в предвидении удачных уловов, обеспечивающих использование ресурсов, ограниченных квотами и лицензиями. Риск оправдан тем, что при наличии у экипажа высоких морских навыков, состояния неизменной готовности и постоянном наблюдении за изменяющимися условиями внешней среды вероятность успешного промысла во льду намного больше, чем возможность быть блокированным среди льдов и вследствие этого получить тяжелые повреждения или потерять судно.

3. Успех обеспечивается применением достижений современного научно-технического прогресса, профессиональных знаний и практического опыта, принятием всех мер для ограничения неопределенностей.

Особое внимание следует уделять добросовестному исполнению моряками своих обязанностей. Так, при плавании в тумане в районе интенсивного судоходства необходимо соблюдать все требования МППСС-72 и других документов, определяющих подготовку судна, технических средств и экипажа к плаванию в таких условиях, а также надлежащее исполнение обязанностей составом вахты.

4. Последствия возможных неудач должны быть сопоставимы с общественно необходимыми затратами на достижение поставленных целей или с их общественными затратами.

Рассматривается ситуация, в которой сопоставляются две альтернативы. Производство грузовых операций на внешнем рейде безопасно, но связано со значительными затратами сил и средств. Намного экономичнее производить погрузку непосредственно со складских площадей, расположенных на берегу реки в 10 милях вверх от ее устья. Однако в устье реки находятся опасные банки, подверженные изменениям. Капитан, принимая решение, считается с тем, что при заходе в реку и преодолении бара судно может коснуться грунта, который состоит из песка и ила, и даже сесть на мель. Однако даже при длительном сидении на мели (неудачный исход) рейсовое задание может быть выполнено с приемлемыми показателями.

5. Должна быть исключена угроза жизни и здоровью людей, находящихся на борту, или. во всяком случае, правомерно требовать, что она может наступить только с незначительной вероятностью. Поэтому, например, несмотря на то, что суда строятся в расчете на самые неблагоприятные условия погоды при плавании в море, возможны ситуации, когда власть стихии сильнее, чем меры, принятые людьми для защиты от нее.

Судоводитель должен следить за развитием погодных процессов и считаться с их возможным воздействием на судно, экипаж и груз. Уклонение от шторма представляет собой похвальное предвидение и не имеет ничего общего с трусостью. Предпринимаются известные меры для предотвращения штормовых повреждений. На случай, когда невозможно избежать гибели судна или посадки на мель, должны быть своевременно и последовательно приняты все необходимые меры для спасения экипажа.

6. Рискованные поступки должны основываться на сознательном, взвешенном принятии на себя ответственности в пределах свободы действий, которая определяется и ограничивается правовыми и производственными нормами и обстоятельствами текущего состояния. Факторы, которые вызывают риск, должны быть проанализированы и по возможности количественно оценены. Доказательства оснований принятых рискованных решений и связанных с этим мероприятий должны быть заранее обдуманы и документально закреплены, а вхождение в зону риска – отвечать общественно значащим целям.

Пример, подтверждающий необходимость документального закрепления решения, связанного с чрезвычайным риском [20]:
«Буксир "Тетис” вел баржу "Кэйп Райс” по р.Ист-Ривер в сторону Нью-Йорка. В районе буксировки действовали сильные, переменные по направлению течения. Возле скалы Астория Шор на буксире "Тетис” лопнул штуртрос, и оба судна понесло на скалы. Буксир "Вудманки”, оказавшийся поблизости, подошел на помощь. Ввиду срочности спасания из-за близости опасности буксирный трос не подавался, а операция состояла в том, что буксир "Вудманки” отталкивал носом аварийные суда от опасных скал. В один из моментов баржу "Кэйп Райс” сильным водоворотом внезапно закружило на месте и навалило на корму буксира "Вудманки”, отчего он сильно рыскнул и ударил в корму буксира "Тетис”, который получил повреждения в результате столкновения. Американский суд признал спасателей виновными в небрежности и возложил на них ответственность по возмещению убытков буксиру и барже.
Вместе с тем спасатели могли бы быть освобождены от ответственности, если бы в своих документах сделали следующие записи: что они идут на крайний риск, который может закончиться для них получением повреждений или даже гибелью судна и людей, так как спасательные операции осуществляются в условиях сильных водоворотов, близости рифов, переменных течений и глубин;
Вероятность повреждений аварийных судов чрезвычайно высока, ибо близость опасности не оставляет времени на спокойное и обдуманное маневрирование, а главное – не позволяет, как в обычных условиях, подать буксир и отвести аварийные суда от опасных скал;
близость опасностей и отсутствие других возможностей заставили спасателей избрать весьма опасный способ спасания – толкание аварийных судов, что в условиях водоворотов, переменных по направлению течений и малых скоростей судов чревато различными неожиданностями и опасностями;
спасатели понимали всю сложность создавшегося положения и сознательно шли на чрезвычайный риск, так как не было другого пути для спасения аварийных экипажей и судов.

Наличие таких доказательств позволило бы суду увидеть за действиями спасателей не небрежность (толкание, вместо того, чтобы буксировать, не объяснив причин своей небрежности и пр.), не "пренебрежение обычным опытом и знаниями” или его отсутствие, а действия намеренные, опасные для самих спасателей, но единственно возможные в данных условиях».

Ф. Эльхлепп и Г. Ширдеван предлагают считать, что риск представлен только там, где налицо все шесть перечисленных выше признаков.
Они же приводят признаки неправомерного (общественно неоправданного) риска:

1. Неудача более вероятна, чем успех.

Например, при плавании по фарватеру суда, осадка которых не отличается то глубины на фарватере, наверняка ждет неуспех – прикосновение к грунту, вызванное просадкой судна, приращением осадки из-за изменения солености воды или волнения.

2. Научные и технические знания, а также практический опыт недостаточны для того, чтобы ими можно было обосновать решение о рискованных поступках.

В качестве примера можно привести решение о прохождении узкости, в которой действуют постоянные и приливо-отливные течения, элементы которых неизвестны, используя только индикацию места судна на видеопрокладчике приемоиндикатора спутниковой радионавигационной системы «Транзит». Сами принципы определения места в этой системе, а также ведения счисления координат, результаты которого отображаются на видеопрокладчике, не только не обеспечивают учет неизвестных элементов течения, но, более того, снижают точность определения текущих координат, что недопустимо при плавании в стесненных условиях.

3. Меры по ограничению объективно возникающих неопределенностей недостаточны или неосуществимы.

В качестве примера рассматривается случай, когда перед отходом судна в рейс был выполнен, казалось бы, весь комплекс мероприятий по приемке груза, топлива и судовых запасов, других необходимых мер, но судно получило крен, спрямить который перекачкой балласта не удалось. Необходимо отложить выход в рейс до выяснения и устранения причины крена.

4. Необходимый результат может быть достигнут и без рискованных действий.

Пример. Некоторая гавань имеет два входа. Северный фарватер занесен песком, и выставленные средства навигационного ограждения не гарантируют безопасный проход для крупнотоннажных судов. Восточный проход имеет достаточную глубину на фарватере, знаки плавучего навигационного ограждения в отличном состоянии. Капитан должен вести судно восточным, безопасным фарватером.

5. Недопустимо подвергать угрозе жизнь и здоровье людей. Конечно, при этом не исключены случаи, когда, несмотря на все проведенные мероприятия по обеспечению безопасности, полностью исключить такую угрозу невозможно, но должно быть сделано все, что зависит от лиц, принимающих решение.

Пример. Судно попало в жестокий шторм. Были вскрыты люки грузовых трюмов, вышло из строя рулевое управление. Тяжелые удары волн довершили гибель судна, экипаж не смог спастись. Спасение людей принципиально имеет приоритет перед спасением материальных ценностей. Любое решение, которое предполагает обратную последовательность приоритетов, неправомерно.
Ф. Эльхлепп и Г. Ширдеван заключают: «Поступок не может считаться рискованным при наличии хотя бы отдельных признаков неправомерного риска. В случае осуществления он не должен рассматриваться в качестве риска, но квалифицируется как легкомыслие. Напрасно предпринятый риск чаще всего представляет собой выражение безответственного отношения к взятым на себя обязательствам – доставлять без ущерба людей и доверенные материальные ценности, а нередко является следствием авантюризма или непомерной самонадеянности».
Список черт характера, определяющих склонность к неоправданному риску, к сожалению, может быть продолжен. Из «Краткого алфавита черт характера», составленного К.К. Платоновым [21], к ним могут быть отнесены беззаботность, беспечность, безрассудство, невнимательность, некритичность, самоуверенность, торопливость, упрямство, халатность…
Того же мнения придерживаются Ю.З. Гильдбух и А.А. Кондрацкий [22]:

«Неоправданный риск обычно детерминируется потребностями аффективного плана: стремлением насладиться переживанием опасности, желанием удовлетворить самолюбие и т.п. Характерная черта многих лиц, склонных к неоправданному принятию риска, – неадекватная самооценка способностей, в частности, в связи с подверженностью "опьянению успехом”. Удачное выполнение рискованного действия обычно вызывает у них сильный эмоциональный подъем, преувеличение своих возможностей, притупление бдительности в отношении трудных аспектов ситуации, потерю чувства ответственности и даже своеобразную "блокировку” инстинкта самосохранения. При этом неудачные попытки достичь поставленной цели, как правило, не оказывают сколько-нибудь "отрезвляющего” влияния: субъект по-прежнему видит перед собой лишь желанную цель и не замечает препятствий на пути к ней».
4. Действия в ситуации риска

В.А. Абчук рекомендует до выработки решения, связанного с риском:
а) установить, с риском какого рода придется иметь дело;
б) направить главные усилия на выявление и уточнение данных об обстановке;
в) в решениях, зависящих от случайных обстоятельств, принять меры по установлению вероятностных закономерностей риска;

г) в задачах, содержащих противодействие со стороны природы или противника, выработать решение методами теории игр и статистических решений.

Но когда предприняты все возможные меры для оценки риска и сокращения зоны неопределенности, приходится все-таки принимать решение лицом к лицу с оставшейся неопределенностью, о которой ничего другого нельзя сказать, кроме того, что она представляет собою именно неопределенность… «Нехватка информации является типичной, нормальной ситуацией для принятия решений, связанных с риском».
«Езда в незнаемое» осуществляется на основе эвристических привил, часть которых закреплена в инструкциях, наставлениях и т.п.

Так, Международные правила предупреждения столкновений судов в море, 1972 г., предписывают: «Если имеется сомнение в отношении того, является ли судно обгоняющим, то следует считать, что это именно так, и действовать соответственно» (Правило 13 (с)); «Если имеется сомнение в отношении того, существует ли такая ситуация (сближение двух судов на противоположных или почти противоположных курсах – В.В.), то следует считать, что она существует, и действовать соответственно» (Правило 14 (с)) [23].

Принципы несения ходовой навигационной вахты [24] требуют от вахтенного помощника капитана «в случае возникновения любых сомнений относительно выбора мер безопасности поставить в известность капитана». Перечисляются обстоятельства, при которых вахтенный помощник должен немедленно известить капитана: ухудшение условий плавания, поломки и отказы оборудования, опасение возможных повреждений, аварийная ситуация или возникновение каких-либо сомнений.
Инструкция по несению вахты для судоводителей флота рыбной промышленности [25] предписывает вахтенному помощнику капитана в ситуациях неопределенности вызывать на мостик капитана:
«Вахтенный помощник капитана обязан немедленно извещать капитана о следующих обстоятельствах:
потере мести либо больших невязках;
…внезапном увеличении высоты льяльных вод… в штормовую погоду;
обнаружении дрейфа судна при стоянке на якоре;
…изменении периода бортовой качки;
…если в рассчитанное время не обнаружен берег, навигационные знаки или ожидаемые глубины, или неожиданно открылся берег, навигационный знак, или произошло неожиданное изменение глубин;

…о любых других экстренных случаях, а также об обстановке, вызывающей сомнения».

Приведенная выдержка из инструкции показывает, как реализуется (точнее, должна реализовываться) на практике эвристика поведения в ситуации неопределенности и риска:
1. Имеется более или менее полный перечень ситуаций, которые можно рассматривать как неопределенности, потенциально несущие в себе угрозу объекту деятельности, т.е. судну, грузу и экипажу;

2. Для оценки ситуации и выработки решения предлагается привлечь капитана – лицо, во-первых, более опытное и вследствие этого более подготовленное к нахождению аналогий между наблюдаемыми фактами и прошлым опытом, в силу неизбежного «естественного отбора» при продвижении по служебной лестнице априори обладающего большей психологической устойчивостью, а, во-вторых, наделенного большей ответственностью за решения, связанные с риском.

Действия в условиях неопределенности можно в значительной степени отождествить с постановкой эксперимента, исход которого заранее неизвестен. Г. Селье [26], рассматривая метод научного эксперимента, высказывает убеждение, что «заранее обдуманным планом можно руководствоваться лишь при развитии какой-либо идеи. Подлинное открытие – это бессознательно направляемый интуитивный процесс». Такой подход отнюдь не исключает планирования эксперимента, существенно зависящего от нахождения аналогий между вновь наблюдаемыми фактами и прошлым опытом. Здесь как бы интегрируются принципы познавательной и поведенческой теории выбора решения [27]. Согласно первой из них, человек самостоятельно создает представление задачи и вырабатывает правила ее решения в зависимости от поставленных целей; по второй теории, он прослеживает связь между прошлым опытом и действиями в ситуации, содержащей риск.

Роль интуиции как опоры для выработки решения отмечает и К.О. Дубравин [28]: «…Когда отдельные благоприятные исходы ситуации несут элемент риска, который не может быть учтен количественно, но хорошо осознается принимающим решение в образных представлениях или словарных характеристиках. Иногда допускается неучет этого риска. Это может упростить ситуацию. Степень допустимого риска в данном случае определяется интуитивно на основе прошлого опыта и с учетом возможных последствий неблагоприятных исходов».

Г. Селье выделяет четыре этапа планирования эксперимента:
«1. Мы наблюдаем факт или формулируем идею…
2. Мы спрашиваем себя: "Не напоминает ли это что-нибудь?”…
3. Мы приходим к выводу, согласно которому все, что нам известно, может оказаться справедливым и в данном случае…

4. Мы подозреваем, что полученная информация может найти более широкое применение и в других случаях…»

Приведет ли к успеху решение, принятое подобным образом? Пожалуй, лучшим ответом будет цитируемый Г. Селье афоризм М. Монтеня: "Кто никуда не плывет – для тех не бывает попутного ветра". И на этапе реализации рискованного решения наиболее существенно – не пропустить «попутный ветер», что зависит от умения опознать возникающие благоприятные обстоятельства и принять необходимые меры предосторожности на случай неблагоприятного развития ситуации, но не в меньшей степени от психологической устойчивости субъекта, принимающего решение, что в целом рассматривается как его профессиональная готовность.Риски
Категория: Оценка судов | Добавил: vit (20.08.2011)
Просмотров: 3707 | Рейтинг: 5.0/1

Детальную информацию и консультацию можно получить по тел. (063) 379-1363
Мы можем оценить ВСЁ!

 
Copyright vitis-ocenka © 2008 - 2018
 
http://bibiggon.com/

оценка программ,оценка стоимости программ, оценка стоимости по,оценка стоимости сайта, оценка эффективности, методы оценки, оценка предприятия, оценка 2010, критерии оценки, оценка качества, оценка стоимости, оценка деятельности, финансовая оценка, экономическая оценка, оценка рисков, оценка риска, система оценки, оценка проекта, оценка недвижимости, оценка, vitis-ocenka, vitis-ocenka vinifera, виноград vitis-ocenka, vaccinium vitis-ocenka idaea, blanco vitis-ocenka,